Оставить заявку
Заказать звонок
+7 (495) 786-35-11
+7 (800) 777-79-63
Меню

24 года
успешной
работы

Лицензии,
аккредитации,
допуски СРО

Квалифи-
цированный
кадровый
состав

Современная
материально-
техническая
база

Развитая
филиальная
сеть

Аргументированная
защита своих
заключений в суде


Цели, основания и порядок назначения судебной экспертизы

Цели, основания и порядок назначения судебной экспертизы

Коренное отличие судебной экспертизы от несудебной составляет ее процессуальная определённость. Законом закреплен целый ряд требований, обязательных при назначении и производстве судебной экспертизы:

Четкая процессуальная форма необходима для обеспечения достоверности и допустимости заключения эксперта, что делает его «доброкачественным» доказательством.

Нормативное регулирование порядка назначения судебной строительно-технической экспертизы имеет важное значение для соблюдения прав лиц, участвующих в деле. Это обусловлено, прежде всего, тем, что именно на лиц, участвующих в деле, возложено бремя доказывания и процессуальные права, связанные с его реализацией. Кроме того, гражданский и арбитражный процесс, будучи состязательными, строятся на принципах процессуального равноправия сторон, что включает, в том числе, равные возможности для участия в сборе, исследовании и оценке доказательств.

Цели, основания и порядок назначения судебной экспертизы, а также права лиц, участвующих в деле, в связи с назначением экспертизы определены в ст. 79 ГПК и ст. 82 АПК.

Назначению строительной экспертизы предшествует осознание судом и участниками процесса необходимости применения специальных знаний сведущих лиц в форме судебной экспертизы. Очевидно, что целеполагание характерно для судебного познания, проводимого в ходе рассмотрения дел и формирования у судей внутреннего убеждения на предмет спора и фактические обстоятельства дела. Вот почему процессуальный закон регулирует не только порядок назначения экспертизы, но также цели и ситуации, в которых ее назначение объективно необходимо.

Согласно ч. 1 ст. 82 АПК для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле.

Сформулированная в АПК цель назначения экспертизы выглядит не вполне удачной, что отмечалось некоторыми авторами. Функция разъяснения логичнее соотносится с деятельностью специалиста. Если же исходить из сути судебной экспертизы как исследования, в результате которого появляется новые сведения о фактах (это концепция Закона о ГСЭД), данная формулировка некорректна.

Столь размытая цель назначения экспертизы на практике приводит к тому, что суд необоснованно отказывается от проведения исследования, заменяя его иными материалами. Например, для получения разъяснений по какому-либо вопросу суд ограничивается приобщением к делу представляемых сторонами письменных справок, которые, по сути, являются письменными консультациями «условно сведущих лиц».

В силу отсутствия регламента получения судом консультаций или привлечения для этой цели специалиста, подобные документы принимаются судом в качестве письменных доказательств. То есть, компетентность и независимость составителей таких справок не проверяются, они не несут ответственности за достоверность и полноту предоставляемых суду сведений, поэтому «сведущими» их можно назвать лишь условно.

Согласно п.1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. По сравнению с АПК, формулировка цели назначения судебной экспертизы по ГПК более удачна, однако не безупречна: законодатель описывает ситуации, в которых должны проводиться экспертизы, расширительно. Очевидно, что «при возникновении вопросов, требующих специальных знаний» суду требуется помощь сведущих лиц, к которым относятся как эксперт, так и специалист. Если возникший вопрос можно разрешить путем получения консультации (разъяснения) сведущего лица, суд приглашает специалиста; если же для разрешения вопроса требуется исследование, суд поручает его проведение эксперту (то есть назначает экспертизу). Процессуальная деятельность этих лиц отличается как раз наличием или отсутствием исследования (специалист исследований не проводит).

Таким образом, в ГПК упущен ключевой момент, отграничивающий цели привлечения специалиста от целей назначения судебной экспертизы, – необходимость проведения исследования. Этот недостаток приводит к путанице в понятиях и отрицательно сказывается на практике назначения судебных экспертиз.

Поскольку институт судебной экспертизы в гражданском и арбитражном процессе служит одним и тем же целям, видится логичным по возможности сблизить содержание норм ГПК и АПК, регулирующих вопросы назначения экспертизы. В том числе, предлагается внести изменения в ч. 1 ст. 79 ГПК и ч. 1 ст. 82 АПК, изложив условия назначения экспертизы в следующей редакции: «при возникновении в ходе рассмотрения дела вопросов, требующих проведения исследования с применением специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу…».

Думается, что приведенная формулировка позволит четко определить случаи, когда назначение экспертизы объективно необходимо. Такая ситуация характеризуется одновременным наличием двух обстоятельств:

1) вопрос, требующий применения специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла;

2) необходимость проведения исследования для ответа на данный вопрос.

Вообще, проблема определения судом случаев, в которых должна быть назначения судебная экспертиза, всегда вызывала трудности на практике. В теории процессуального права она также долгие годы является дискуссионной.

Многие ученые-процессуалисты в своих работах приходили к выводу о целесообразности закрепления в той или иной форме случаев обязательного проведения судебной экспертизы.

Одни ученые считают необходимым указать в законе перечень категорий дел, по которым проведение экспертизы обязательно.

Другие (например, Т.В. Сахнова) предлагают законодательно урегулировать данный вопрос наиболее общо: путем определения критериев (оснований) обязательного назначения экспертизы, а не на процедурном уровне – применительно к отдельным категориям дел.

Однако при таком подходе упущен важный для возникновения процессуальных правоотношений момент – наличие волеизъявления, необходимого для рассмотрения вопроса о назначении экспертизы, которое можно назвать формальным основанием. Такое волеизъявление заинтересованного лица (в форме соответствующего ходатайства), а в некоторых случаях, прямо установленных законом, – инициатива суда (ч. 1 ст. 82 АПК РФ), составляет процессуальную форму, при отсутствии которой невозможно отправление правосудия.

Статья 79 ГПК РФ, посвященная назначению экспертизы, гласит: «при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу…» (ч. 1).

Каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы… Стороны, другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту, …ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы (ч. 2)».

Как мы видим, круг лиц, которые вправе выступать с соответствующей инициативой, прямо не указан. Однако анализ приведенной нормы позволяет установить, что ходатайствовать о назначении судебной экспертизы могут лица, участвующие в деле; кроме того, экспертиза может быть назначена судом. При этом конкретные случаи и условия назначения экспертизы при отсутствии ходатайства заинтересованного лица (то есть, по инициативе суда) не названы.

В отличие от ГПК, основания для назначения экспертизы и лица, которые могут выступить с соответствующей инициативой, в АПК четко обозначены.

В соответствии с ч. 1 ст. 82 АПК экспертиза может быть назначена по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. Арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе, если это предписано законом или предусмотрено договором, а также для проверки заявления о фальсификации доказательства, либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы.

Эта норма АПК вызвала споры среди ученых и практиков, поскольку она фактически ограничивает принцип состязательности. Однако думается, что такое положение обусловлено объективным уровнем развития судебной формы защиты прав и призвано обеспечить наиболее полное, всестороннее рассмотрение дела, с учетом всех существенных обстоятельств.

Кроме того, перечень случаев, когда суд вправе назначить экспертизу по своей инициативе, является закрытым: наличие соответствующего указания закона, нормы договора или для проверки заявления о фальсификации доказательства.

Впрочем, последнее основание на практике используется крайне редко: как правило, лицо, заявляющее о фальсификации, одновременно предлагает и способ проверки (путем назначения экспертизы, истребования дополнительных доказательств и т.п.). Таким образом, при проверке заявления о фальсификации доказательства суд назначает экспертизу на основании ходатайства заинтересованного лица.

Можно предположить, что еще одной причиной неприменения норм о назначении экспертизы судом по своей инициативе является и то, что в этом случае исследование должно быть оплачено за счет средств федерального бюджета (ч. 3 ст. 109 АПК), в то время как при наличии соответствующего ходатайства обязанность по оплате ложится на заинтересованное лицо или стороны в равных долях (ч. 1 ст. 108 АПК).

В соответствии со ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Каждая из сторон и другие лица, участвующие в деле, вправе представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. Отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать.

Стороны и другие лица, участвующие в деле, имеют право просить суд назначить проведение экспертизы в конкретном судебно-экспертном учреждении или поручить ее конкретному эксперту; заявлять отвод эксперту; формулировать вопросы для эксперта; знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами; знакомиться с заключением эксперта; ходатайствовать перед судом о назначении повторной, дополнительной, комплексной или комиссионной экспертизы.

Согласно ст. 82 АПК РФ для разъяснения возникающих при рассмотрении дела вопросов, требующих специальных знаний, арбитражный суд назначает экспертизу по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле. В случае, если назначение экспертизы предписано законом или предусмотрено договором либо необходимо для проверки заявления о фальсификации представленного доказательства либо если необходимо проведение дополнительной или повторной экспертизы, арбитражный суд может назначить экспертизу по своей инициативе.

Круг и содержание вопросов, по которым должна быть проведена экспертиза, определяются арбитражным судом. Лица, участвующие в деле, вправе представить в арбитражный суд вопросы, которые должны быть разъяснены при проведении экспертизы. Отклонение вопросов, представленных лицами, участвующими в деле, суд обязан мотивировать.

Лица, участвующие в деле, вправе ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц или о проведении экспертизы в конкретном экспертном учреждении, заявлять отвод эксперту; ходатайствовать о внесении в определение о назначении экспертизы дополнительных вопросов, поставленных перед экспертом; давать объяснения эксперту; знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение; ходатайствовать о проведении дополнительной или повторной экспертизы.

О назначении экспертизы или об отклонении ходатайства о назначении экспертизы арбитражный суд выносит определение.

Как мы видим, порядок назначения судебной экспертизы обозначен в двух кодексах кратко и отрывочно. Проект Закона о СЭД также не содержит дополнительных норм на этот счет, п. 1 ст. 24 гласит: «Основаниями производства судебной экспертизы в судебно-экспертной организации (подразделении) являются постановление или определение органа или лица, имеющего право назначать судебную экспертизу. Судебная экспертиза считается назначенной со дня вынесения соответствующего определения или постановления».

Между тем, для обеспечения прав лиц участвующих в деле и их надлежащего соблюдения при разрешении вопроса о назначении судебной экспертизы следует выяснить ряд условий, в частности:

  1. определить область специальных знаний, которые требуются для ответа на поставленные вопросы, и, соответственно, вид исследования (а в некоторых случаях – еще и методику его проведения);
  2. исследовать и обсудить данные о лицах, которые могут быть привлечены в качестве экспертов;
  3. выяснить стоимость и сроки проведения судебной экспертизы.

Аналогичным образом о содержании этапа, предшествующего назначению судебной экспертизы, в научной литературе высказывались некоторые авторы.

Другие ученые определяют «этапы назначения судебной экспертизы» иным образом:

1) определение вида экспертизы и формулирование вопросов, которые ставятся перед экспертами;

2) определение экспертного учреждения/эксперта;

3) вынесение определения о назначении судебной экспертизы.

Эти действия в целом совпадают, за исключением того, что мы говорим именно о подготовке к назначению экспертизы, поскольку говорить о ее назначении как состоявшемся факте мы можем лишь после вынесения соответствующего определения.

Неопределенность ряда характеристик судебной экспертизы на этапе ее назначения может привести к разного рода негативным последствиям.

1) Определение области специальных знаний, которые требуются для ответа на поставленные вопросы, и вида исследования:

Как мы знаем, любой объект материального мира может быть предметом различного рода исследований, в зависимости от того, какие его свойства подлежат изучению и какие сведения нужно получить по итогам исследования. Так, при разбирательстве дела о защите прав потребителей, нарушенных продажей некачественного товара, недопустимо назначать просто «экспертизу товара», поскольку в этом случае не ясно, эксперту какой специальности ее подлежит поручить.

Разумно до назначения судебной экспертизы определить сначала знания какой области (или нескольких областей) необходимо применить – это позволит определить класс предстоящей экспертизы и правильно выбрать эксперта, обладающего необходимыми знаниями. Далее следует уточнить вид исследования, то есть конкретную разновидность экспертизы в рамках того или иного класса.

В случае, если суд некорректно определит эти характеристики, результат судебной экспертизы может оказаться не таким, как ожидалось при ее назначении. Экспертологи справедливо отмечают, что для построения экспертных версий (а значит, дачи полного и достоверного заключения – прим. автора) требуется ряд необходимых предпосылок, среди которых четкая формулировка экспертного задания, его соответствие виду экспертизы и области специальных знаний, которыми обладает данный эксперт.

При несоблюдении данных условий эксперт может дать неполное, неточное заключение или, наоборот, дать ответ на вопрос, не входящий в его компетенцию – то есть выйти за пределы своей области знаний (пусть и не преднамеренно), что недопустимо.

Как результат – проведенное исследование не позволит получить «доброкачественное» доказательство. Примеры из практики?

Во избежание таких последствий в литературе даже высказывается предложение вызывать эксперта в суд, чтобы объяснить ему основные задачи исследования, ориентировочный круг вопросов, подлежащих разрешению, и выяснить возможности проведения требуемой экспертизы. Однако очевидно, что технически это почти невозможно из-за того, что вопрос о поручении экспертизы к этому моменту еще не решен, определение не вынесено, а суды и эксперты при этом и так загружены работой. Поэтому, как указывалось выше, логичнее в данной ситуации использовать инструмент предварительного запроса и помощь специалиста.

Еще один вопрос, который нередко возникает на практике, - какую методику будет применять эксперт.

В настоящее время вопрос выбора методики исследования оставлен на усмотрение эксперта. Ни суд, ни лица, участвующие в деле, не принимают участия в обсуждении существующих методик.

Однако стороны состязательного процесса, заинтересованные в удачном для себя исходе дела, высказывают суду свои пожелания по использованию тех методик исследования, которые хорошо себя зарекомендовали как высокоточные и эффективные. В ходатайствах они указывают на наличие у предлагаемой экспертной организации технических средств и оборудования для применения этой передовой методики.

В особо сложных случаях вопрос о методике исследования становится ключевым: например, по спорам о качестве скрытых строительных работ (качество и фактический объем выполненных работ по укреплению грунта под фундаментом здания, качество и характеристики использованных строительных материалов и т.п.).

Для обсуждения эффективности различных методик суды общей юрисдикции и арбитражные суды могут обратиться к специалисту.

Автор настоящей работы полагает возможным предоставить лицам, участвующим в деле, право предлагать не только кандидатуру эксперта (экспертной организации) и перечень вопросов, но и конкретную методику исследования.

Это будет способствовать развитию состязательности и повышению эффективности института судебной экспертизы, а также позволит лицам, участвующим в деле, в полной мере реализовать свои процессуальные права на этапе рассмотрения вопроса о назначении судебной экспертизы.

2) Обсуждение кандидатур экспертов:

Оба кодекса дают возможность поручения судебной экспертизы как государственным судебным экспертам, так и иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями. Волеизъявление (поручение) суда выражается в определении о назначении судебной экспертизы.

Однако не всегда в нем указывается конкретное лицо (эксперт), которому поручены проведение исследования и дача заключения. В случае поручения экспертизы государственному экспертному учреждению, в определении зачастую фигурирует лишь его наименование, без указания фамилии эксперта, который в дальнейшем определяется руководителем такого учреждения в порядке ст. 14 Закона о ГСЭД. Такое положение закреплено и в процессуальном законодательстве (ч. 1 ст. 84 ГПК РФ, ч. 1 ст. 83 АПК РФ).

Иногда при рассмотрении судами общей юрисдикции гражданских дел фамилию эксперта в определении не указывают и в случае поручения экспертизы негосударственной экспертной организации.

Такое определение было вынесено Останкинским районным судом г. Москвы в деле по иску гражданина Х. о взыскании страхового возмещения: в нем было указано только наименование негосударственной экспертной организации, без фамилий экспертов-исполнителей.

Такая практика нарушает права лиц, участвующих в деле, в связи с назначением экспертизы – право на обсуждение кандидатур экспертов и заявления им отводов в случаях, предусмотренных законодательством. В ситуации, когда личность эксперта неизвестна, реализовать эти права не представляется возможным.

Также невозможно убедиться в том, что кандидат отвечает предъявляемым к экспертам требованиям законодательства в части наличия у него специальных знаний и опыта. Кроме того, подлежит оценке соответствие области знаний и направления практической деятельности кандидата характеру вопросов, которые предстоит разрешить, то есть их ценность применительно к конкретной ситуации.

Уже после проведения судебной экспертизы может выясниться, что в ходе выбора эксперта были нарушены процессуальные права лиц, участвующих в деле, привлеченное в качестве эксперта лицо не отвечает требованиям закона или по иным причинам не способно дать полноценное заключение. В этом случае цель проведения судебной экспертизы – получение нового доказательства с использованием специальных знаний эксперта – не будет достигнута.

3) определение стоимости и сроков проведения судебной экспертизы

Вопрос о стоимости исследования играет немаловажную роль для лиц, участвующих в деле: изначально экспертизу придется оплатить лицу, ходатайствующему о ее назначении, а затем – в случае удовлетворения иска – расходы по оплате будут отнесены на ответчика.

Как правило, исследование проводится после его полной оплаты, а при отсутствии таковой суд может отказать в назначении судебной экспертизы. Стоимость исследований довольно высока, что особенно ощутимо для граждан, обращающихся за судебной защитой прав.

Отсрочка или рассрочка оплаты судебной экспертизы кодексами прямо не предусмотрены, и суды не могут толковать положения об отсрочке и рассрочке уплаты государственной пошлины расширительно – по отношению к оплате услуг эксперта.

Стоит отметить, что практика арбитражных судов по данному вопросу единообразна: неоплата экспертизы путем перечисления денежных средств на депозитный счет суда влечет отказ в назначении судебной экспертизы. Такой подход основан на позиции ВАС РФ, выраженной в п. 22 Постановления Пленума № 23 (аналогичный пункт содержался в ранее действовавшем Постановлении Пленума № 66): «До назначения экспертизы по ходатайству или с согласия лиц, участвующих в деле, суд определяет по согласованию с этими лицами и экспертом (экспертным учреждением, организацией) размер вознаграждения, подлежащего выплате за экспертизу, и устанавливает срок, в течение которого соответствующие денежные суммы должны быть внесены на депозитный счет суда лицами, заявившими ходатайство о проведении экспертизы или давшими согласие на ее проведение (ч. 1 ст. 108 АПК РФ). В случае неисполнения указанными лицами обязанности по внесению на депозитный счет суда денежных сумм в установленном размере суд вправе вынести определение об отклонении ходатайства о назначении экспертизы».

При отсутствии аналогичных руководящих разъяснений для судов общей юрисдикции, вопрос о назначении судебной экспертизы в отсутствии оплаты решается, как правило, положительно. Правда, в этом случае судьи просят заявителя ходатайства «гарантировать оплату» путем внесения соответствующей фразы в ходатайство.

Так, в гражданском деле № 2-19/12 по делу о защите прав потребителей Нагатинский районный суд г. Москвы удовлетворил ходатайство ответчика и назначил комплексную судебно-медицинскую экспертизу качества платных стоматологических услуг, указав в своем определении, что «оплата услуг экспертов ответчиком гарантирована».

Имеет место и другая практика: отнесение обязанности по оплате расходов на проведение судебной экспертизы не на лицо, просившее о ее проведении, а на другую сторону процесса, причем уже в момент назначения экспертизы.

Так, при рассмотрении дела № АП-11-92/2012 по иску Д. к ИП М. о защите прав потребителей Люблинским районным судом г. Москвы (по второй инстанции, в порядке апелляционного пересмотра решения мирового суда) была назначена экспертиза для установления причин неисправности проданного Истцу товара (заводской брак, механическое повреждение при установке, неправильная эксплуатация). Истец, просивший о ее назначении, сослался на невозможность оплаты в виду тяжелого материального положения, тогда суд в определении о назначении экспертизы указал: «Расходы за проведение экспертизы возложить на ИП М.» (ответчика).

Иногда суды общей юрисдикции возлагают обязанность по оплате судебной экспертизы до ее проведения на обе стороны:

Позиция была выражена в определении Щелковского городского суда Московской области о назначении судебно-строительной экспертизы по делу № 2-2770/2015 по иску Б.О. к Б.В. о разделе совместно нажитого имущества – не оконченного строительством жилого дома.

Такой подход недопустим, поскольку противоречит положениям процессуального законодательства о судебных расходах. Судебные расходы, в том числе по оплате судебной экспертизы, распределяются на сторон исходя из того, в чью пользу состоялся судебный акт. Вопрос об их распределении разрешается в итоговом судебном акте (решении, постановлении) либо в определении – когда подано отдельное ходатайство о распределении судебных расходов. До разрешения спора по существу относить расходы по проведению экспертизы на иного участника, не просившего о ее назначении, необоснованно.

В данном случае логично применять по аналогии нормы об отсрочке и рассрочке оплаты государственной пошлины. Эта мера вызвана отсутствием специальных правил о рассрочке и отсрочке оплаты иных судебных расходов, кроме государственной пошлины. Этот пробел в законодательстве является еще одной проблемой для заявителей, так как вопрос применения или неприменения аналогии остается на усмотрение суда.

В отличие от вопроса стоимости, срок проведения экспертизы имеет большее значение для суда, поскольку действующим процессуальным законодательством предусмотрены сроки рассмотрения и разрешения дел.

В соответствии со ст. 2 ГПК РФ своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел – одна из основных задач гражданского судопроизводства. Согласно ч. 1 ст. 6.1 ГПК РФ судопроизводство в судах осуществляется в разумные сроки, которые устанавливаются Кодексом.

Аналогичные положения предусмотрены п. 2 ст. 2, ч. 1-2 ст. 6.1. АПК.

Большинство гражданских дел, рассматриваемых районными судами и мировыми судьями, должны рассматриваться до истечения двух месяцев со дня поступления заявления в суд (ч. 1 ст. 154 ГПК РФ), для ряда дел установлен сокращенный, месячный срок (ч. 2 ст. 154 ГПК РФ).

Статьей 152 АПК РФ установлен общий срок рассмотрения дел – не свыше трех месяцев со дня поступления заявления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и на принятие решения по делу. Он может быть продлен на основании мотивированного заявления судьи, рассматривающего дело, председателем арбитражного суда до шести месяцев в связи с особой сложностью дела, со значительным числом участников арбитражного процесса.

Срок, на который производство по делу было приостановлено или судебное разбирательство отложено в случаях, предусмотренных Кодексом, не включается в срок рассмотрения дела, установленный ч. 1 настоящей статьи, но учитывается при определении разумного срока судопроизводства.

Федеральный закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» предусматривает право заинтересованного лица, претерпевшего неблагоприятные последствия в связи с допущенными нарушениями разумного срока судопроизводства или исполнения судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ, обратиться в суд, арбитражный суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

В свете этой новеллы законодательства вопрос оперативности проведения судебной экспертизы становится для суда более актуальным: теперь судьи еще более скрупулезно оценивают вопрос необходимости ее назначения. Ситуация двояка: с одной стороны, сжатые сроки концентрируют процесс с целью оперативного разрешения спора, что защищает права истца, с другой – связанный сроками суд зачастую отказывается от проведения судебной экспертизы именно в угоду «своевременности рассмотрения спора». Последнее противоречит основной цели судопроизводства – защите прав граждан и организаций путем принятия законных и обоснованных судебных актов.

В п. 7 Постановления Пленума № 23 фактически закреплена необходимость разрешения большей части приведенных выше задач до назначения судебной экспертизы: «согласно положениям части 4 статьи 82, части 2 статьи 107 АПК РФ в определении о назначении экспертизы должны быть решены в том числе вопросы о сроке ее проведения, о размере вознаграждения эксперту (экспертному учреждению, организации), определяемом судом по согласованию с участвующими в деле лицами и экспертом (экспертным учреждением, организацией), указаны фамилия, имя, отчество эксперта». Остались не затронуты лишь вопросы вида исследования и применимых методик исследования (в случаях, когда методика имеет существенное значение для получения искомого ответа).

Эта новелла призвана уменьшить процессуальные ошибки и риск получения заключения эксперта, которое будет признано ненадлежащим доказательством в арбитражном процессе, но не во всем гражданском судопроизводстве.

Суды общей юрисдикции не обязаны руководствоваться разъяснениями Пленума Высшего арбитражного суда, который к настоящему времени упразднен.

Следовательно, проблема своевременного разрешения вопросов о стоимости, сроках проведения судебной экспертизы, о виде исследования и кандидатурах экспертов остается актуальной.

Частично решить поименованные выше проблемы возможно путем привлечения специалиста. Специалист как сведущее лицо может дать суду разъяснения по вопросам возможностей современной судебной экспертизы, правильно определить область необходимых знаний, сформулировать вопросы, которые ставятся на разрешение эксперта.

Привлечение специалиста не всегда позволяет снять все проблемные вопросы полностью:

Во-первых, специалист не может помочь разрешить вопрос о кандидатуре эксперта на предмет наличия оснований для его отвода, сроках и стоимости исследования, которые имеют существенное значение для суда и лиц, участвующих в деле.

Во-вторых, процедура привлечения специалиста довольно трудоемка: она требует временных затрат на выбор и извещение специалиста, а для отдаленных и малонаселенных местностей бывает и вовсе недоступна. Кроме того, загруженные большим количеством дел суды зачастую вынуждены разрешать дело «с меньшими затратами», ставя во главу угла принцип процессуальной экономии.

В-третьих, для арбитражного процесса этот путь нов, поскольку в АПК РФ фигура специалиста была возвращена не так давно (ст. 87.1).

При этом в п. 7 Постановления Пленума № 23 целесообразно указано, что при решении вопроса о назначении экспертизы суд на основании части 1 статьи 87.1 АПК РФ может привлечь специалиста (например, для дачи консультации по вопросу о возможности проведения экспертизы, формулирования вопросов эксперту).

Арбитражная практика привлечения специалиста уже наработана. Специалист помогает разрешить целый ряд вопросов в одном заседании, что позволяет избежать нерационального назначения экспертизы, в случае, когда это не нужно или не эффективно в силу объективных причин.

Так, по делу № А63-9815/2014 98 по иску ООО «Г» к ОАО «С» о взыскании оплаты за некачественный товар (полипропиленовые мешки), произведенный и поставленный Ответчиком. Истец ссылался на большое количество брака в партии из 3 000 штук, что не соответствует техническим условиям (ТУ). Суд вызвал специалиста, чтобы определить количество мешков, которое следует передать эксперту для обеспечения достоверного результата исследования. Специалист, ознакомившись с исковым заявлением и ТУ, пояснил, что в данном случае эксперту потребуется осмотр всей партии товара для отбора проб из разных паллет в количестве 300 мешков (10% от партии).

Следующий пример демонстрирует, что специалист разъясняет вопрос необходимости применения специальных знаний в форме судебной экспертизы:

После рассмотрения кассационной жалобы дело № А40-63474/12-27-583 99 по иску ООО «Ц» к ЗАО «Р» о компенсации за неправомерное использование произведений (аналитических статей) путем размещения на сайте направлено на новое рассмотрение. В постановлении ФАС МО от 23.04.2013 указано, что для установления обстоятельства использования произведения Ответчиком следует установить, были ли размещены на его сайте произведения, об исключительных правах на которые заявляет Истец. Для выяснения необходимости проведения исследования суд вызвал специалиста, который пояснил, что данный факт можно установить без исследования. По результатам пояснений специалиста суд установил факт нарушения Ответчиком исключительных прав Истца и удовлетворил иск.

Следует заключить, что в арбитражном процессе порядок назначения судебной экспертизы урегулирован в целом лучше, однако это сделано не законодательном уровне, а в Постановлении Пленума № 23, принятом в 2014 году взамен ранее действовавшего Постановления Пленума № 66. И хотя формально постановления Пленума не относятся к источникам права, их положения так или иначе оказывают влияние на судебную практику, поэтому не принимать их во внимание было бы ошибкой.

Так, п. 7 Постановления Пленума № 23 определяет: «для получения информации о возможности проведения экспертизы, ее стоимости и сроках проведения от лица, обладающего специальными знаниями, а при поручении проведения экспертизы экспертному учреждению (организации) - также и об экспертах, которым она может быть поручена, суд вправе направить указанному лицу (экспертному учреждению, организации) соответствующее определение об отложении судебного разбирательства (предварительного судебного заседания) или перерыве в судебном заседании (предварительном судебном заседании) либо выписку из протокола судебного заседания (предварительного судебного заседания).

При этом в целях определения экспертом возможности проведения экспертизы, ее стоимости и сроков проведения суду следует направлять эксперту (экспертному учреждению, организации) развернутую информацию о содержании экспертизы (примерном перечне разрешаемых вопросов) и объеме исследований (количестве объектов исследования)».

Ранее практика получения указанной информации сводилась к возложению судом этого бремени на лицо, ходатайствующее о назначении экспертизы. Заинтересованное лицо делало запрос в экспертное учреждение от своего имени, не всегда отражая полную информацию об арбитражном деле, в рамках которого возникла необходимость проведения исследования.

Кроме того, раньше, если предполагалось поручить исследование государственному экспертному учреждению, то информация о кандидатурах экспертов не запрашивалась вовсе, поскольку в силу ст. 14 Закона о ГСЭД, непосредственный исполнитель (эксперт) назначался руководителем учреждения. Такое положение не позволяло заранее оценить уровень специальной подготовки и стаж работы кандидата, а также выявить возможное наличие оснований для его отвода, что ущемляло права лиц, участвующих в деле.

К настоящему моменту арбитражная практика в целом изменилась: арбитражный суд самостоятельно направляет запрос, в котором обязательно запрашиваются данные об экспертах. Хотя случаи, когда суд предписывает стороне совершить указанные действия, все еще встречаются.

Следует отметить рациональность официальной процедуры, которая позволяет сэкономить время в том случае, если выяснится невозможность ответить на поставленный вопрос в силу объективных причин (недостаточность или низкое качество материалов, отсутствие экспертных методик и т.п.).

Приведем два примера, наглядно демонстрирующих этот тезис:

При рассмотрении дела № А40-13293/05-133-102 по заявлению С. к ООО «П» о признании недействительным решения об избрании генерального директора (оформленного протоколом общего собрания), истец заявил о фальсификации бюллетеней для голосования. В целях проверки заявления он просил назначить комплексную экспертизу одного из бюллетеней по вопросам последовательности совершения действий по печати бланка, совершения голосования и обрезки кромки бумажного листа, а также их давности. Суд направил запрос в Экспертно-криминалистический центр ФСБ (далее по тексту – ЭКЦ ФСБ) без указания круга вопросов, и, получив предварительное согласие, назначил экспертизу. Через две недели экспертное учреждение вернуло все материалы «в связи с невозможностью ответить на поставленные вопросы по причине отсутствия методик».

При рассмотрении дела № А40-59355/06-131-398 истец ходатайствовал о назначении физико-химической экспертизы давности совершения подписей на договоре купли-продажи акций. Объявив в судебном заседании перерыв, суд поручил истцу дать подробный запрос в экспертное учреждение (с описанием предварительного круга вопросов и характера объектов исследования – двух подписей, нанесенных пером и черной гелевой ручкой). Эксперт сообщил о невозможности дать заключение, ссылаясь на то, что давность нанесения чернил перьевой ручки не поддается определению (методики отсутствуют), а давность подписи, сделанной гелевой ручкой, можно определить в пределах полугода с момента нанесения, далее идентификация невозможна. Поскольку договор составлен более года назад, суд отказал в назначении экспертизы и разрешил дело в пользу истца на основе других доказательств.

Последний пример иллюстрирует, насколько важно предоставлять экспертной организации (эксперту) исчерпывающую информацию о необходимом исследовании, во избежание возможных трудностей.

Арбитражная практика уже подтвердила полезность этой универсальной процедуры, на основании чего можно говорить о рациональности ее применения в гражданском судопроизводстве не только в арбитражных судах, но и в судах общей юрисдикции.

Как отмечалось выше, лица, участвующие в деле, играют активную роль на этапе назначения экспертизы и обладают широким кругом процессуальных прав:

  • ходатайствовать о поручении экспертизы определенному учреждению или эксперту (ч. 2 ст. 79 ГПК, ч. 3 ст. 82 АПК);
  • представлять суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертизы (ч. 2 ст. 79 ГПК, ч. 2 ст. 82 АПК), а также ходатайствовать о внесении в определение суда дополнительных вопросов (ч. 3 ст. 82 АПК);
  • знакомиться с определением суда о назначении экспертизы и со сформулированными в нем вопросами (ч. 2 ст. 79 ГПК);
  • давать объяснения эксперту (ч. 2 ст. 79 ГПК, ч. 2 ст. 82 АПК);
  • заявлять отвод эксперту (ч. 2 ст. 79 ГПК, ч. 2 ст. 82 АПК);
  • знакомиться с заключением эксперта (ч. 2 ст. 79 ГПК) или сообщением о невозможности дать заключение (ч. 3 ст. 82 АПК);
  • ходатайствовать о назначении дополнительной, повторной экспертизы (ч. 2 ст. 79 ГПК, ч. 3 ст. 82 АПК), а также комплексной или комиссионной экспертизы (ч. 2 ст. 79 ГПК).

Активная роль лиц, участвующих в деле, способствует их «конкуренции» в доказывании и, как результат, наиболее полном сборе доказательств по делу. Кроме того, активность и заинтересованность сторон является гарантией обеспечения соблюдения прав указанных лиц.

В соответствии с п. 1 Постановления № 23 экспертиза может проводиться как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации, либо к экспертизе могут привлекаться лица, обладающие специальными знаниями, но не являющиеся работниками экспертного учреждения (организации). Суд не может отказать в проведении экспертизы в негосударственной экспертной организации, а равно лицом, обладающим специальными знаниями, но не являющимся работником экспертного учреждения (организации), только в силу того, что проведение соответствующей экспертизы может быть поручено государственному судебно-экспертному учреждению.

Здесь еще раз подчеркивается равный доказательственный статус заключений всех экспертов, что логично в силу единообразия процедуры назначения и проведения экспертизы с привлечением любого из указанных экспертов.

Терминология Постановления Пленума № 23 согласуется с принятым в первом чтении Проектом Закона о СЭД, концепция которого, как справедливо отмечают ученые, практики и сами эксперты, ставит под сомнение не только развитие здоровой конкуренции государственных и частных экспертов, но и действительную возможность существования последних – некоторые авторы открыто называют сутью Проекта монополизацию экспертной деятельности ГСЭУ.

Большая часть новелл Проекта – введение добровольной сертификации экспертов уполномоченными учреждениями Минюста (с последующим включением в государственный реестр), новые требования, предъявляемые к экспертам (физическим лицам – носителям специальных знаний) и негосударственным экспертным организациям и т.п. – спорны. Профессиональное экспертное сообщество всерьез озабоченно содержанием Проекта, о чем свидетельствуют активные общественные обсуждения и многочисленные обращения ученых, юристов-практиков и частных экспертов с замечаниями и предложениями по его корректировке.

Приходится признать, что Проект Закона о СЭД не восполняет пробелов и не уменьшает количества имеющихся противоречий между нормами о судебной экспертизе в различных процессуальных кодексах, не служит оправданной унификации законодательства в этой сфере.

Не получил дополнительного регулирования порядок рассмотрения вопроса о назначении судебной экспертизы судами общей юрисдикции и арбитражными судами. Между тем, этот пробел ведет к многочисленным негативным последствиям, автор полагает необходимым его устранить, пока новый закон не принят в окончательном виде.

Процессуальным основанием проведения судебной экспертизы является определение суда о назначении экспертизы. Однако в действительности вынесению определения предшествует работа по выяснению всех тех вопросов, которые должны быть в нем разрешены (сроки, стоимость, вопросы для эксперта, выбор кандидатуры эксперта и т.п.). Эта деятельность суда, осуществляемая при участии заинтересованных лиц (лиц, участвующих в деле), по сути, представляет собой рассмотрение вопроса о назначении экспертизы. По результатам суд выносит определение о назначении экспертизы или об отказе в ее назначении.

Однако такая альтернатива имеет место только при рассмотрении вопроса о назначении экспертизы на основе заявленного ходатайства заинтересованного лица. Если же ходатайство не заявлено, и экспертиза назначается по инициативе суда, определение об отказе не может быть вынесено, поскольку именно суд выступил инициатором проведения исследования.

Процессуальные кодексы (ст. 80 ГПК, ч. 4 ст. 82 АПК) регламентируют сведения, которые должны содержаться в определении суда о назначении судебной экспертизы:

  • дата и место составления;
  • наименование суда;
  • номер дела, по которому она назначена, наименование сторон;основание для назначения экспертизы;
  • наименование учреждения, в котором она должна быть произведена и сведения об эксперте, которому поручено ее проведение;вопросы, поставленные перед экспертом;
  • материалы и документы, предоставленные в распоряжение эксперта (это объекты исследования, предметы, документы, образцы для сравнительного исследования, документы, относящиеся к предмету исследования и иные материалы, имеющие значение для проведения полноценного исследования);
  • срок, в течение которого должна быть проведена экспертиза и представлено заключение;
  • предупреждение эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации.

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума № 23 в определении надлежит указывать также сведения о сроке проведения экспертизы, о размере вознаграждения эксперту (экспертному учреждению, организации), фамилия, имя, отчество эксперта.

В ст. 80 ГПК РФ дополнительно указан еще один пункт содержания определения о назначении экспертизы – факты, которые должны быть подтверждены или опровергнуты экспертизой (по сути – это обоснование относимости будущего доказательства). В науке отмечается рациональность указания данных сведений для обеспечения лучшего представления эксперта о целях и задачах порученного ему исследования, что также позволит ему при необходимости реализовать «экспертную инициативу».

Автор предлагает указывать в определении арбитражного суда о назначении судебной экспертизы факты, для установления которых она назначается. Это будет способствовать решению вопроса об относимости будущего заключения эксперта как доказательства.

Если по результатам рассмотрения ходатайства о назначении судебной экспертизы суд не обнаружит необходимости и возможности ее проведения, он выносит определение об отклонении ходатайства о назначении экспертизы.

Отказ в назначении экспертизы должен быть мотивирован. Никаких специальных требований к содержанию определения об отказе в назначении судебной экспертизы кодексами не предъявляется. Можно сделать вывод, что в нем должны содержаться ординарные реквизиты судебного акта, а также мотивы, по которым суд отказывает в назначении экспертизы.

Например, в деле № А40-5493/07-27-57 по заявлению о признании недействительным решения о предоставлении правовой защиты товарному знаку истец просил назначить комиссионную лингвистическую экспертизу товарных знаков «Славянская» и «Славянская степь» на предмет их сходства. Суд отклонил ходатайство, указав, что звуковое и семантическое сходство товарных знаков уже исследовалось в ходе рассмотрения дела в Палате по патентным спорам при Роспатенте, на основе методики Грешневой и Орловой, которая на сегодняшний день является единственной апробированной и утвержденной методикой сопоставления словесных обозначений.Однако встречаются случаи необоснованных отказов в назначении экспертизы. Так, в деле № А40-8924/07-133-71 по иску о защите деловой репутации, ответчик в обоснование своих возражений представил результат независимой лингвистической экспертизы содержания газетной статьи. Однако суд первой инстанции не принял его в качестве доказательства как «полученное непроцессуальным путем». Позднее ответчик заявил ходатайство о проведении судебной лингвистической экспертизы, однако суд отклонил ходатайство по причине того, что «в материалах дела достаточно других доказательств».

Такой отказ трудно назвать обоснованным, поскольку мотивы суда не связаны с наличием в деле аналогичного доказательства или с объективной невозможностью проведения экспертизы. Впоследствии суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции как необоснованное, поскольку юридически значимые обстоятельства, для установления которых необходимы специальные познания, не были установлены корректным образом (путем проведения судебной экспертизы).

Определение об отказе в назначении экспертизы не подлежит обжалованию отдельно от окончательного судебного акта по делу. Необоснованный отказ в назначении экспертизы может быть обжалован только в рамках жалобы на решение суда (331, 371 ГПК, ч. 2 ст. 188 АПК).

В п. 17 Постановления № 23 также разъяснено, что «возражения по поводу назначения экспертизы могут быть заявлены при обжаловании судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу (ч. 2 ст. 188 АПК РФ). Вместе с тем, в случае приостановления производства по делу в связи с назначением экспертизы назначение экспертизы как основание приостановления подлежит оценке судами апелляционной, кассационной инстанций при проверке законности определения о приостановлении производства по делу (ч. 2 ст. 147 АПК РФ). При этом суд вправе рассмотреть вопрос о том, имелась ли для рассмотрения дела необходимость в назначении экспертизы, соблюден ли порядок ее назначения. Суд также вправе оценить необходимость приостановления производства по делу исходя из сложности экспертного исследования, сроков его проведения».

Данное положение логично с учетом того, что отказ в назначении судебной экспертизы не препятствует повторному обращению с аналогичным ходатайством. Таким образом, заинтересованное лицо может многократно просить суд назначить судебную экспертизу для подтверждения своей позиции новым доказательством – заключением эксперта. Правда, к сожалению, суд может также во второй и третий раз отказать в назначении судебной экспертизы, тогда заявитель ходатайства будет вынужден оспаривать эти отказы уже в рамках апелляционной жалобы на решение суда.

Фото-видео галерея